Поднять из руин. Как и за чей счет Украина будет отстраивать города после войны

33

Минимальные потребности на восстановление Украины оцениваются в 411 млрд долларов. Эта цифра охватывает период с 24 февраля 2022-го по 24 февраля 2023 года и только подконтрольные Украине территории. Но из-за продолжающихся военных действий назвать точные цифры невозможно. Обстрелы ведутся ежедневно и число разрушенных объектов постоянно растет. Поэтому власти отталкиваются от данных на март, опубликованных на сайте Всемирного банка.

За первый год полномасштабной войны повреждено или разрушено почти 18 тысяч многоэтажек, 135 тысяч частных домов, 3 тысячи школ и детских садов более 1,5 тысяч больниц. Кроме того, около 200 тысяч квадратных километров нуждаются в разминировании.

Минимальные потребности на восстановление оцениваются в 411 млрд долларов (фото Виталий Носач/РБК-Украина)

Отстраивать Украину, как ожидается, будут в рамках двух планов. Первый – план быстрого восстановления (Fast Recovery Plan) – касается критических важных объектов. Сначала речь шла о 17 млрд долларов на экстренные проекты, сейчас сумма скорректировалась до 14 млрд. Из них 3,3 млрд долларов уже есть в бюджете, говорил министр финансов Сергей Марченко.

Недостающую сумму могут закрыть США, Евросоюз, Япония, фонды Всемирного банка, а также экспортно-кредитное финансирование от Великобритании, Италии и Франции. Но все равно остается найти еще 6,5 млрд долларов, заявил министр в недавнем интервью Forbes.

Есть план и большой реконструкции, который представили на конференции в швейцарском Лугано летом 2022-го. По сути, это хаотичный список из 850 проектов, рассчитанных на 10 лет и на более 750 млрд долларов. План дорогостоящий. И где на все это брать деньги – пока самый главный вопрос.

Источники определены

Премьер-министр Денис Шмыгаль называет восстановление Украины крупнейшим подобным проектом в истории со времен Второй мировой войны. "Мы уже понимаем четыре ключевых источника финансирования в этом году: конфискованные российские активы, средства бюджета, средства международных партнеров и средства доноров", – говорил он в январе.

Арестованные в Украине российские активы наполняют Фонд ликвидации последствий вооруженной агрессии. Также туда идет прибыль Национального банка. По состоянию на май поступило 61,7 млрд гривен, из них 25,8 млрд от принудительного изъятия активов РФ.

Еще одним внутренним резервом является Государственный фонд регионального развития с 2 млрд гривен на 2023 год и Дорожный фонд, средства которого идут на транспортную инфраструктуру.

Обеспечить ресурс для восстановления могут и зарубежные инвестиции. По словам главы комитета Верховной рады по вопросам госвласти, местного самоуправления, регионального развития и градостроительства Елены Шуляк, инвестиционные платформы заработали в Японии и Германии. Первая направлена на софинансирование проектов с акцентом на частном секторе, а через вторую можно искать контакты муниципалитетов, компаний и негосударственных организаций, готовых помочь Украине.

"Но, конечно, мы понимаем, едва ли не самым главным источником станет международная помощь. Например, фандрайзинговая платформа UNITED 24, объединившая людей со всего мира, за год аккумулировала более 330 млн долларов. Это самая большая сумма среди украинских фондов", – отметила она в комментарии РБК-Украина.

Большие надежды связаны с российскими активами на Западе. США разрешили передать пока только 5,4 млн долларов олигарха Константина Малофеева, одного из спонсоров кремлевской войны. И хотя сумма невелика, в то же время – это правовой прецедент, который могут поддержать и другие страны-партнеры Украины.

Генпрокурор США Меррик Гарланд одобрил передачу Украине 5,4 млн долларов, конфискованных у российского олигарха (фото GettyImages)

Еще с февраля 2022 года на Западе заморожено более 300 млрд долларов валютных резервов Центробанка РФ. По некоторым оценкам, также заблокировано около 100 млрд долларов частных активов. Но сама заморозка без конфискации не означает, что Украина получит деньги.

В 10-м пакете санкций европейские банки обязали подсчитать точную сумму заблокированных активов. И глава НБУ Андрей Пышный уверен, что они могут стать основой Фонда репараций.

Пока же, как отмечает, замминистра развития общин, территорий и инфраструктуры Александра Азархина, ключевым источником восстановления будут все-таки кредиты. Логика очевидна – бюджетных средств не хватит, а репарации – не вопрос скорой перспективы.

"Из того, что мы сейчас видим, на эти цели пойдут в основном кредитные средства таких институций, как Европейский инвестиционный банк, Всемирный банк и ЕБРР. Понемногу начинают появляться гранты и точно их будет больше. Сейчас для нас важен кейс с компенсациями за разрушенное жилье, поскольку здесь источник – как раз арестованные российские активы. В наших интересах показать, что Украина в этом эффективна и прозрачна, чтобы стимулировать партнеров продавать активы РФ под восстановление Украины", – рассказала она РБК-Украина.

Восстановление здесь и сейчас

Ряд проектов с акцентом на инфраструктуру и жилье уже реализуются. В целом с начала полномасштабного вторжения восстановлено более 34,4 тысяч объектов, в том числе 379 школ, 29 вузов, 207 детских садов, более 3 тысяч многоэтажек и 17,7 тысяч домов. Также удалось отремонтировать более 2,8 тысяч объектов водо-, газо- и теплоснабжения, 45 мостов и обустроить 85 автомобильных переправ.

В мае стартовала программа "єВідновлення", в рамках которой через "Дію" можно получить до 200 тысяч гривен на ремонт поврежденного жилья. Следующий шаг – сертификаты для тех, чьи дома и квартиры полностью разрушены.

В настоящее время также идет восстановление 18 многоэтажек под мониторингом Программы развития ООН, а в конце апреля Кабинет министров объявил эксперимент для шести населенных пунктов: Бородянка и Мощун (Киевская область), Тростянец (Сумская область), Посад-Покровское (Херсонская область), Циркуны (Харьковская область) и Ягодное (Черниговская область).

Разрушенная Бородянка (Киевская область) вошла в экспериментальный проект восстановления (фото Виталий Носач/РБК-Украина)

Проект предусматривает трансформацию по принципу build back better, то есть сделать "лучше, чем было". Подробнее премьер Денис Шмыгаль объяснил на примере Циркунов, которые, по его мнению, могут стать образцом для обновления всей страны.

"Сначала должны быть (восстановлены, – ред.) ЦНАП, учреждения медицины и образования… Наша цель – не просто восстановить конкретный объект в Циркунах. А комплексно отстроить село по современным стандартам", – отметил он.

В 2023 году, очевидно, не будет масштабной стройки по всей стране. По словам Елены Шуляк, сейчас восстановление концентрируется на объектах, критически важных для жизни людей.

"Это, в частности, энергетика, транспортная инфраструктура и жилье. В этом году мы предлагаем ограничиться только проектами развития из следующих категорий: критическая инфраструктура, ЖКХ, больницы, ЦНАПы и укрытия", – добавила она в комментарии РБК-Украина.

Расставить приоритеты

В Лондоне в июне пройдет Ukraine Recovery Conference, на которой власти представят экосистему DREAM. В ее основе лежат цифровые реестры, системы и сервисы, обеспечивающие работу с проектами обновления. А на 21 июня планируется публикация открытых данных, после чего можно будет отслеживать проекты на каждом этапе.

Частично система DREAM уже работает, и межведомственная рабочая группа рассмотрела первые 377 проектов на 17,9 млрд гривен. Они подавались местными властями и министерствами через Отраслевую систему управления, которая является элементом DREAM. Рабочая группа составила список проектов, который еще должен утвердить Кабинет министров. После этого они получат финансирование из Фонда ликвидации.

Механизм подачи проектов на финансирование из Фонда ликвидации последствий вооруженной агрессии (инфографика Мининфраструктуры)

Директор Аналитического центра Ассоциации городов Украины Ярослав Рабошук указывает на недостатки механизма подачи проектов.

"Есть определенные процедуры, согласно которым тот или иной объект попадает в систему. Министерство разрабатывает подзаконные акты, чтобы территориальные общины формировали планы восстановления. Там есть, например, такое, что план подается в областную администрацию, и она может вернуть его на доработку. Но мы хотим критериев, по которым ОВА будет определять, правильный план или нет. И даже не утвержденные на сегодня порядки, которые готовит министерство, не содержат таких критериев", – отметил он в беседе с РБК-Украина.

По его мнению, это создает коррупционные риски, когда чиновники на уровне области будут решать, какие проекты пойдут в работу. Он также критикует, что заказчиками будут не только общины, но и ОВА, министерства и Агентство восстановления.

"Выходит, что решение о том, какой объект построить в селе, поселке или городе будет приниматься на уровне Киева. Это может привести к тому, что община не будет знать, что с ним потом делать", – добавил он.

Вышеназванные проекты отбирались на основе методики приоритезации от экспертов профильного министерства и Коалиции общественных организаций RISE Ukraine. Показатель приоритетности здесь рассчитывается по формуле, которая включает уровень потребностей, охват населения и дополнительный эффект (инклюзивность, рабочие места, экология и так далее). И все это ляжет в основу национальной методологии, разрабатываемой совместно со Всемирным банком.

Замминистра Александра Азархина объясняет, что из-за большого числа игроков и разных доноров пока нет единой системы приоритетов. Поэтому общины на местах просят самим подавать планы, обозначая приоритетность со своей стороны.

"Пока мы заложили приоритеты, которые основываются на том, сколько людей получат доступ к базовым услугам благодаря этой инвестиции. По факту – мы считает, сколько людей уже являются пользователями этих услуг и сколько могут ими стать. Это помогает анализировать проекты не только разрушенных общин, но и тех, которые приняли много переселенцев и их нужно поддержать", – рассказала она.

Верховная рада также готовится принять во втором чтении законопроект, который позволит выбирать проекты через "Дію". И украинцы смогут самостоятельно определить, какой проект важен конкретно для их региона.

Нелинейное восстановление для Востока

Если еще год назад власти обещали отстроить все вплоть до каждой улицы и квартиры, то сейчас все чаще говорят о нелинейном восстановлении. Другими словами, далеко не все вообще целесообразно восстанавливать.

Означает ли это, что промышленному Востоку грозит забвение? Сейчас об этом сложно говорить, поскольку, как и в случае с другими проектами, нужно изучить демографическую ситуацию, миграционные процессы, экономические показатели и риски с безопасностью. И с этой точки зрения будущее условных Северодонецка, Марьинки, Рубежного и Мариуполя не выглядит безоблачным. В том числе потому, что большая стройка возле линии фронта или границы с РФ сопряжена с высокими рисками.

Восстановление Востока будет зависеть от многих факторов, в том числе от точки, в которой завершится война (фото GettyImages)

"Конечно, хочется, чтобы все разрушенные города и поселки были восстановлены в полной мере. Но нужно сначала проанализировать все аспекты, а затем переходить к планированию и обновлению", – отметила в комментарии РБК-Украина Елена Шуляк.

Города на Востоке строились вокруг крупных предприятий и шахт. И после их освобождения многое будет зависеть от того, сохранились ли градообразующие элементы. А тот факт, что еще с 2000-х годов там были проблемы с рентабельностью добывающих предприятий, говорит не в пользу экономической целесообразности.

И если предприятия не будут восстанавливать, то это приведет к исчезновению населенных пунктов. Также свое слово скажет время, которое они проведут в зоне активных боевых действий или в оккупации. Чем дольше это будет продолжаться, тем меньше людей захотят вернуться.

Аналитик Ярослав Рабошук склоняется к тому, что не все города будут отстроены. Но так как рабочая сила всегда следует за производством, то у достаточно крупных шансы на новую жизнь точно будут. В частности, у тех, которые находятся возле месторождений полезных ископаемых.

"Если производственные объекты понадобятся, то эти города отстроятся. Даже если мы говорим о Бахмуте и Соледаре, там есть производственные мощности, которые имеют перспективу восстановиться. Рубежное, Северодонецк, Мариуполь – то же самое. Ведь в Мариуполе никто не отменял порты, он может быть хорошей перевалочной базой для продукции той же бывшей "Криворожстали", если не будут восстановлены его металлургические заводы", – отметил он.

В правительстве пока осторожно говорят о восстановлении Востока. Александра Азархина подчеркивает, что пока нет понимания, что Украина может остаться без каких-то городов. Как минимум потому что нет точных данных о состоянии, в котором они находятся. К тому же никто не знает, в какой точке завершится российско-украинская война.